Белый медведь внесён в Красную книгу. Фото: Виталий Дворяченко.

В Российской Арктике живут четыре популяции белого медведя: баренцевоморская, карская, лаптевская, чукотско-аляскинская. Их состояние живо интересует научных работников — краснокнижный вид служит индикатором множества природных процессов. О том, какие исследования ведут специалисты и какие выводы из них можно сделать, рассказал ведущий научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, замруководителя программы изучения белого медведя в Российской Арктике, кандидат биологических наук Илья МОРДВИНЦЕВ.

О вкусной и здоровой пище

Прежде всего учёных интересует состояние животных в различные сезоны. И здесь ситуация у разных популяций сильно отличается. Тем, кто обитает в восточном секторе Арктики, в Чукотском море, живётся неплохо — биоразнообразие здесь позволяет животным достойно питаться. Поэтому и медведи там по большей части крупные и упитанные. В западном секторе Российской Арктики — в регионах Баренцева и Карского морей — подобные “подарки” крайне редки.

— Они не страдают даже в безлёдный период, самый трудный для хищников: на берег выносит немало погибших серых китов и моржей, чьих лежбищ в окрестностях предостаточно. В 2017 году сотрудники заповедника наблюдали, как одним выброшенным на острове Врангеля ките кормились свыше 200 хищников. И отъелись они до вполне приличных форм, — говорит Илья Мордвинцев.

Фото: Максим Деминов. Если медведь не уйдёт на лёд вовремя, ему будет сложно прокормиться.

Важную роль играют климатические изменения. Из-за глобального потепления сокращается площадь ледовых мест обитания арктических хищников, а значит, и их охотничьи угодья. Плюс к этому меняются сроки таяния и образования льда, из-за чего медведям приходится всё в большем количестве оставаться на островах и на побережье, где подходящей для них добычи крайне мало. На птицах и морской капусте жира не нагуляешь, и порой истощённые особи погибают, не дождавшись, когда встанет лёд. Учёных не на шутку беспокоит, что количество медведей в критическом состоянии в этот период увеличивается год от года.

— Увы, подкормить их мы не можем, — признаёт Илья Мордвинцев. — Создавать какие-то кормовые пятна — значит в последующем обрекать хищников на встречи с человеком, которые могут привести к трагедии. Чаще всего зверь, привыкший к человеческой пище, продолжает её искать, он при любой возможности выходит к людям. А там недалеко и до конфликтов, которые могут привести к отстрелу медведя.

Мало того, в ряде случаев именно тот факт, что у хищника есть доступ к человеческой пище, и заставляет его оставаться на берегу, когда ему пора уходить на лёд. Но если зверь оказался по соседству с человеческим поселением, где учуял помойку, он способен “застрять” там и упустить момент, когда ещё можно добраться до льда. И хищнику волей-неволей приходится оставаться рядом с людьми в надежде всё на ту же помойку.

Убери свою планету

То, что полярные хищники не прочь “приобщиться к плодам цивилизации”, порождает ещё одну проблему — болезни. В последнее время исследователи стали наблюдать у медведей рост чумы плотоядных, которой прежде хищники практически не страдали.

О том, какими именно заболеваниями страдают краснокнижные хищники, научные работники узнают из биологических проб. Некоторых из медведей обездвиживают, после чего берут у них образцы крови, шерсти, экскрементов, на основании которых можно узнать множество деталей о состоянии животного.

— У медведей, отловленных в ледовый период на Земле Франца-Иосифа, одни заболевания, а у хищников, которых мы обездвижили на Новой Земле (там они чаще сталкиваются с человеком и продуктами его жизнедеятельности), уже совсем другие, — объясняет Илья Мордвинцев. — Ещё мы смотрим количество тяжёлых металлов и различных стойких органических загрязнителей, накопленных в тканях животных, — вроде полихлорированного бифенила. Эти загрязнения медведь может взять только от человека. И в этом отношении животное служит ключевым индикатором состояния арктических экосистем, поскольку именно медведь находится на вершине пищевой цепочки.

Фото: Владимир Матс. Белый медведь служит индикатором экологического состояния среды.

Показатели у особей из разных регионов несколько отличаются. Например, у медведей из популяции Карского моря содержание ртути в организме выше, чем у их собратьев из баренцевоморской популяции. Дело в том, что стоки крупных сибирских рек, таких как Обь и Енисей, влияют в основном именно на этот регион. С ними в море стекают пестициды и гербициды с полей, тяжёлые металлы: ртуть, медь, цинк и т. п. — с промзон. Из моря вредные вещества попадают в организмы рыб и зоопланктона, от тех — в ткани тюленей и китов и в итоге добираются до медведя. Поэтому, изучая краснокнижного хищника, можно наглядно увидеть, в каком состоянии находится та или иная экосистема — морская, арктическая, региональная. К счастью, пока катастрофических показателей исследователи не обнаружили.

Исследуя биоматериал, специалисты делают и генетический анализ — определяют, к какой именно из популяций относится зверь. В последние годы добавились ещё и микробиологические исследования, позволяющие судить о различиях в микробиоме медведей из разных регионов Арктики

Отдельное направление работ — учёт белых медведей. Это сложное, трудоёмкое и дорогое мероприятие, ведь нужно определять численность отдельно по четырём морям, по четырём разным популяциям. Но это одна из важнейших задач, решение которой позволит судить о численности редкого вида в целом. Результатов ждёт Минприроды, к тому же её выполнение отдельно прописано в Стратегии по сохранению белого медведя и включено в дорожную карту по нацпроекту “Экология”.

— Над этой задачей сейчас работает большой коллектив учёных и специалистов в России, — поясняет Илья Мордвинцев. — Надо принять во внимание ещё и тот факт, что медведи перемещаются из одного региона в другой. Ведь деление популяций по границам морей достаточно условно. При этом данные наблюдений (как наших, так и специалистов из других стран — Америки, Канады, Норвегии) показывают, что хищники привязаны к своему региону. Животное может переместиться, допустим, с Земли Франца-Иосифа вплоть до Северной Земли, из Баренцева моря в Карское. Но в определённый момент оно всё равно вернётся “к родным пенатам”. Большинство самок направляются к тем местам, где они родились, и выводят потомство именно там, это заложено в них генетически. Поэтому учёт мы ведём на территориях, ограниченных рамками определённой экспертным советом популяции.

Эффект замочной скважины

Ещё одно направление исследований при работе с животными — особенности их поведения, в частности то, как на него влияют климатические изменения. К сожалению, наблюдать за медведями напрямую, визуально, можно лишь непродолжительное время — экспедиции в Арктике достаточно краткосрочны. Получить более развёрнутую картину помогают спутниковые ошейники. Благодаря этим приборам учёные получают данные о том, куда и по каким маршрутам медведи перемещаются, чем отличается поведение самок с маленькими медвежатами-сеголетками от самок с годовалыми медвежатами и др.

Фото: Николай Гернет. За медвежатами приходится постоянно присматривать, чтобы уберечь их от беды.

Работа по регионам постепенно расширяется. Исследователям оказывают поддержку различные организации. С 2010 года, вот уже на протяжении 13 лет, программа изучения белого медведя получает гранты Русского географического общества. В последние годы средства выделять стали также компании, ведущие деятельность в Арктике, — “Роснефть” и “Норникель”. Благодаря такой помощи учёные могут проводить исследования на удалённых участках, прежде недоступных.

Полевые наблюдения показали, что на Медвежьих островах множество самок залегают в берлоги. Так стала известна ещё одна точка, которую можно назвать родильным домом белого медведя. Прежде наблюдения велись на острове Врангеля, где зарегистрировано самое большое количество берлог, и на Земле Франца-Иосифа, занимающей второе место по этому показателю. В прочих регионах — на Таймыре или Новой Земле — биологам встречались лишь единичные берлоги.

— Мы уже подсчитали число самок с медвежатами на островах, — делится результатами учёный. — Теперь нам предстоит выяснить, почему медведи собираются там в таком количестве, к какой именно популяции они относятся и многое другое.

Каждый “медвежий” регион имеет свои особенности, о которых исследователи постепенно узнают, “подглядывая” за жизнью хищников. Так, в Чукотском море, на побережье острова Врангеля и у чукотских посёлков довольно часто встречаются самки с тремя медвежатами-сеголетками. А вот в западных регионах медведицы крайне редко приносят тройню, в отличие от своих восточных “товарок”. Лишь одну такую “многодетную мать” удалось зафиксировать на Земле Франца-Иосифа, и то видеть её никто не видел, факт удалось установить лишь на основании следов. Увы, далеко не все малыши доживают до взрослого возраста: смертность среди медвежат на первом году жизни во всех популяциях довольно высока. Порой им угрожают даже собственные сородичи.

Фото: Максим Деминов. Медведицы приносят от одного до трёх медвежат.

Чем больше информации собирают исследователи, тем больше шансов сберечь и восстановить популяцию краснокнижного вида. На основании полученных данных учёные разрабатывают предложения по сохранению белого медведя, причём для каждого региона они свои. Поэтому каждый год, стоит наступить короткому арктическому лету, научные работники отправляются в очередную экспедицию — наблюдать за полярными хищниками.

Ольга Ладыгина Источник Публикуется с сокращениями