На ледоколах уже есть площадки для вертолетов/ Владимир Смирнов / ТАСС

Какие беспилотники нужны для ледовой разведки?

Госкорпорация «Росатом» в 2024 г. получит субсидию в размере 300 млн руб. из федерального бюджета на закупку первых беспилотных авиасистем (БАС) для мониторинга ледовой обстановки на Северном морском пути (СМП). Об этом рассказал «Ведомостям» заместитель директора СМП «Росатома» Максим Кулинко.

По его словам, на эти средства компания планирует закупку двух БАС, каждая из которых будет состоять из двух дронов, системы связи и комплексов управления. БАС обеспечат получение данных по ледовой обстановке в режиме реального времени, уточнил Кулинко. Поступающие данные будут обрабатываться на единой цифровой платформе, которую сегодня создает «Росатом» для СМП.

В перспективе госкорпорация, как уточнил топ-менеджер, планирует установить по одной БАС на каждый ледокол. БАС станут частью общей системы разведки ледовой обстановки, в которой также будут использованы бортовые измерительные комплексы и спутниковые данные.

«Мы должны нарастить источники данных, которые необходимы для безопасного судоходства. На рынке нет ничего готового, что можно было бы прямо сейчас купить и пилотировать в условиях Арктики. Мы с коллегами ведем новаторскую работу», – пояснил Кулинко. Он подчеркнул, что импортных аналогов таких машин «в части полезной нагрузки и алгоритмов» работы в условиях Арктики сегодня на рынке не представлено.

Дроны должны быть устойчивы к обледенению, излучению от навигационных систем атомных ледоколов, выдерживать ветровые нагрузки до 12 м/с во время вертикального взлета и до 18 м/с на марше, перечисляет Кулинко. Бортовые измерительные комплексы позволят в автоматизированном режиме измерять толщину льда в точке нахождения судна и лазерными лидарами мерить сжатие льда в каналах за судном, говорит он.

Эксперт рынка НТИ «Аэронет» Вадим Кузнецов подтвердил, что на рынке сегодня нет готовых систем с параметрами, которые необходимы «Росатому». «Основные проблемы – высокая влажность, низкие температуры, риск обледенения, высокие ветровые нагрузки, которые может выдержать не каждый «большой вертолет», посадка на движущийся объект в сложных условиях и навигация в высоких широтах, которая часто дает сбои», – перечисляет эксперт.

По его словам, зарубежные эксплуатанты запускают дроны с кораблей, но используют их «в более мягких» климатических условиях. Программное обеспечение (ПО) для проекта разрабатывает Московский физико-технический институт (МФТИ), производителя самой машины в «Росатоме» не раскрывают.

Заместитель исполнительного директора НТЦ мониторинга окружающей среды и экологии МФТИ Дмитрий Обухов рассказал, что МФТИ не только разрабатывает ПО для проекта, но и «связывает все программные и аппаратные элементы в единый комплекс».

По его словам, синтез радиолокационных изображений с беспилотника сложнее обработки спутниковых данных, так как дроны движутся по нестабильной траектории и подвержены порывам ветра. «Прогноз развития ледовой обстановки требует детального моделирования процессов в атмосфере, толще океана, в самих льдах. Таких моделей в мире единицы», – отметил он.

«Ведомости» запросили крупных производителей беспилотников: Уральский завод гражданской авиации (УЗГА) и компанию «Кронштадт». УЗГА не участвует в проекте «Росатома». Представитель «Кронштадта» сказал, что в линейке есть беспилотники с подходящими техническими параметрами, но создание таких машин для «Росатома» «сегодня не ведется».

Как развивают Севморпуть

Фото: Беспилотник “Фаэтон” на выставке / Алексей Заквасин

СМП должен обеспечить надежную и безопасную перевозку грузов и товаров для жителей Крайнего Севера, а также для экспорта природных ресурсов (нефти, СПГ, угля, металлов). Правительственный план развития СМП до 2035 г. предполагает рост грузопотока в 2024 г. до 80 млн т, в 2030 г. – до 150 млн т, в 2035 г. – до 220 млн т.

К 2030 г. планируется наладить круглогодичную навигацию. Сейчас навигация в восточном секторе СМП зимой невозможна без ледокольной проводки (толщина льда достигает 3 м). В России эксплуатируется более 40 ледоколов. У «Атомфлота» восемь атомных ледоколов, а в ведении «Росморпорта», по данным ведомства, более 30 дизель-электрических ледоколов, включая ледокольные буксиры.

Гендиректор компании «Майнд» Михаил Липатов отмечает, что для измерения толщины льда дрон нужно оснастить радаром массой 20–80 кг. «Нужна надежная машина, способная взлетать и садиться на палубу ледокола в сложных метеоусловиях», – говорит он.

Эксперт считает конвертоплан с изменяемой геометрией крыла «наиболее оптимальным» типом дрона для такого проекта: он компактен и легко может быть размещен на судне, может вертикально взлетать и садиться, имеет бОльшую дальность полета и менее требователен к бортовому вычислителю, чем беспилотник вертолетного типа.

Директор консультационной компании «Гекон» Михаил Григорьев считает разработку БАС необходимой в условиях нехватки спутниковых данных. Спутниковые группировки США и европейских стран сейчас не предоставляют российским пользователям доступ к информации, напоминает он.

«Безусловное преимущество беспилотников – их ближний радиус действия. Гипотетически их можно запускать в любое время по мере необходимости. А данные со спутников поступают в лучшем случае несколько раз в день», – говорит Григорьев. Эксперт отмечает, что для разработки БАС нужно будет решить несколько сложных задач – в частности, безопасной посадки «в сложнейших условиях Крайнего Севера».

Герман Костринский, Анастасия Курашева, Александр Волобуев

Источник Публикуется в сокращении