Известный в ученом мире полярник Анатолий Кочнев прожил свыше трех десятилетий на Крайнем Севере у Чукотского моря на необитаемых островах, исследуя жизнь моржей, тюленей и белых медведей. Как это у него получилось?
Он родился в Иркутске в 1963 году. Окончил биологический факультет здешнего университета, еще студентом практиковался на Чукотке, где наблюдал за моржами. И с той поры вся его жизнь связана с отдаленными районами Чукотского моря и его обитателями.

Фото Анатолий Кочнев. Соскучились …

Десять лет Кочнев жил и работал на острове Врангеля. С японскими коллегами снял фильм о природе острова, выпустил книгу «Царство белого медведя», подготовил кандидатскую диссертацию, издал монографию, опубликовал свыше 40 научных и популярных статей. А еще он член Союза фотохудожников России, его работы представлены на выставках в Москве, Санкт-Петербурге, Анадыре. Женат, подрастает дочь-школьница. Любимый писатель — Жюль Верн. Дистанционно работает старшим научным сотрудником Института биологических проблем Севера.

Фото Анатолий Кочнев. Поваляю дурака

А дальше он расскажет все сам

— В отчем доме я редкий гость. Конечно, тоскую по малой Родине, где живут мама, папа, сестра, родные и близкие, — делится Анатолий Анатольевич. — Приезжая, стараюсь улучить время для поездки на Байкал. Мне было 13 лет, когда отец, известный полевой геолог, взял меня в экспедицию на север Иркутской области в Витимскую тайгу. От того приключения остался неизгладимый след в душе, определивший дальнейший путь.

Потом были экспедиции в северную Монголию и Туркмению. А студентом 3-го курса я в одиночестве свыше двух месяцев прожил на Чукотке на острове Арамкачечен в Беринговом проливе. В прошлом по ранней весне сюда регулярно сгоняли оленей, а в остальном остров необитаем. В одну сторону — море до горизонта, фонтаны китов, моржи, в другую — бескрайняя тундра с брачными танцами песцов и лис. Красотища! Я влюбился в эти места. К концу практики за мной прилетел вертолет с инспектором. На прощание тот помахал мне кепкой и крикнул: «Приезжай, Робинзон, на следующее лето. Буду ждать». Я пообещал — и вернулся.

Фото Анатолий Кочнев. Третьим будешь?

Тогда, помню, студенческие друзья спрашивали меня: «Только честно, не страшно было одному среди диких животных? У тебя хоть ружье имелось?» И удивлялись, поскольку единственным моим оружием был топор.

Папа, конечно, видел во мне свое продолжение геолога, но меня больше привлекала живая природа. В 1985-м я окончательно переехал на Чукотку, где изучал морских млекопитающих. Трудился в морской зверобойной инспекции на мысе Шмидта, в заповеднике на острове Врангеля. Исследуя моржей, изучал их повадки и взаимоотношения с окружающими животными. Полученные знания стали маленькими личными открытиями, которые затем легли в основу крупных научных работ.

Фото Анатолий Кочнев. На крутом склоне …

— Нашли общий язык с медведями?

— Выжить позволяла специальная стратегия поведения. Медведи жили без оглядки на человека. Они быстро привыкли к моему ненавязчивому наблюдению, позволяли подходить совсем близко. Я не расставался с фотоаппаратом.
Изо дня в день, час за часом я видел только ледяные холмы и обширные заторы на тысячи километров. Вот в такой суровой стране живет и процветает крупнейший четвероногий хищник планеты — белый медведь.

Фото Анатолий Кочнев. Тяжелый труд быть мамой

Мне пришлось расстаться с иллюзиями, что дикого зверя можно приручить. Заигрывать с ним опасно прежде всего для него самого. Он может без злого умысла зайти в поселок к чукчам, где его запросто застрелят. Я не лезу с объективом к каждому медведю, удается запечатлеть только старых знакомых. Таких у меня десятка полтора. А незнакомых я просто прогоняю. Иначе в любой момент рискуешь быть съеденным.

У меня дачка есть на маленьком островке, где живут медведи и моржи. Хотел бы на старости лет осесть там, но это несбыточная мечта…

Павел Кушкин Источник Публикуется с сокращениями.

Предлагаем посмотреть страницу Анатолия Кочнева “Арктические фотокомиксы” в Живом журнале. Здесь публикуем только несколько фотографий из этого журнала.